ISEA ИСиЭЖ СО РАН
630091 Фрунзе, 11
Новосибирск, Россия

Тел/Факс: +7 (383) 2170 973
Header picture

2018 г. / 2017 г. / 2016 г. / 2015 г. / 2014 г.

Пирамидки-убийцы: ученые спасают вымирающих полевок от туристов, загадывающих желания на Байкале

На спасение уникального зверька новосибирские ученые собрали с народа 70 тысяч рублей [фото, видео]
«Сохраним ольхонскую полевку!» - под таким лозунгом появилось объявление о сборе денег на платформе «Планета.ру». Инициаторы - группа ученых из Новосибирска и Иркутска. Они объяснили, что выиграли грант* - 300 тысяч рублей - на спасение этого маленького грызуна, но по условиям конкурса 20% средств дополнительно исследователи должны были найти сами. Не хватало 60 тысяч рублей. У института, где работают зоологи, таких денег тоже не было. И тут наука решила идти в ногу со временем. За помощью обратились к интернет-аудитории через краудфандинговую платформу.
Сбор закрыли быстро - чуть больше чем через месяц. Собрать удалось 70 тысяч рублей. И теперь зоологи готовятся к реализации проекта. Как они собираются спасать исчезающего зверька - в материале «Комсомольской правды».
ЗАГАДОЧНЫЕ ПОЛЕВКИ
Ольхонская полевка - маленький уникальный грызун, а если говорить научным языком - эндемик. Вид, который обитает только на определенной ограниченной территории. Такие полевки живут в скалистых местах Тажеранской степи, острова Ольхон и других мелких островов Байкала, на территории площадью около 600 квадратных километров. По крайней мере, раньше жили. В последние годы зверьки стали стремительно исчезать.
- У них очень специфическое место обитания. Им нужны скалы, причем не абы какие, а достаточно старые, полуразрушенные - с пустотами и множеством ходов, а также камни. И порода должна поддаваться их инженерным работам, - объясняет Наталья Лопатина, научный сотрудник Института систематики и экологии животных СО РАН. Биологи активно изучают грызуна и готовятся его активно размножать. Открыли этот вид полевок совсем недавно - меньше полувека назад, поэтому задача не из легких, очень многое в поведении этих грызунов пока не изучено.
- Местные жители их и раньше, конечно, видели, но зоологи почти не изучали. У зверька очень интересное поведение, - отмечает Сергей Абрамов, старший научный сотрудник Института систематики и экологии животных СО РАН. - У ольхонской полевки строго структурированная территория: туалет, склад, гнездо. В отличие от мышей они едят не зерно, а только травку, тем самым поддерживая экосистему Байкала. Ольхонская полевка будет отчаянно защищать свое гнездо, нападая и кусая обидчика.
ТУРИСТЫ ВРЕДЯТ ПИРАМИДКАМИ
Зверек, несмотря на свою храбрость, оказался под угрозой исчезновения из-за людей, а точнее, из-за туристов, которых с каждым годом на Байкале становится все больше.
- Сейчас модно делать пирамидки из камней (туристы верят, что если построить пирамидку и загадать желание, то оно сбудется - Прим. авт.). Весь Ольхон ими усыпан. Люди мало того что просто беспокоят полевок, но и разрушают их дома, - негодует Игорь Моролдоев, руководитель проекта, научный сотрудник Института систематики и экологии животных СО РАН. - Поэтому в нашем проекте запланирована работа и с турфирмами, и с самими туристами. Нужно остановить строительство этих пирамидок, иначе полевкам просто негде будет жить.
Уникальные грызуны «благодаря» стараниям людей уже полностью исчезли с нескольких островов.
- Лет пять точно не можем поймать ни одной полевки на острове Баракчине. На Замугое их было много, сейчас очень мало, - перечисляет опустевшие острова Наталья Лопатина.
Если в ближайшее время в ситуацию не вмешаться…
- Островная экосистема Байкала изменится полностью, - предостерегает Игорь Моролдоев. - Полевки - единственный вид млекопитающих на этих островах. Останутся только птицы и насекомые. Нельзя говорить, что из-за их исчезновения Байкал высохнет, но все сильно изменится. Как именно, предугадать трудно. Но почва островов очень подвержена эрозии, так как дождей мало, а грунт здесь в основном скалистый. Полевки, перерабатывая траву, способствуют почвообразованию и ее сохранению. Без них очень скоро останутся только камни.
Ученые хотят не только спасти популяцию, но и сделать ее символом Байкала. А что? Эти маленькие зверьки такие же симпатяги, как и нерпы.
- Они очень милые, - улыбается исследователь. - С их помощью можно привлекать туристов, ведь это такой уникальный зверек.
Полевки действительно очень забавные, маленькие и пушистые. Сейчас в распоряжении ученых 40 особей, которые этой весной должны принести потомство. Исследователи рассчитывают получить 30 - 40 экземпляров молодняка, которых и отвезут на историческую родину восстанавливать популяцию и спасать землю островов Байкала.
22.01.2019
«Комсомольской правда»
АЛЕКСАНДРА БРУНЯ
Оригинал статьи

Наука, власть и промышленность — для развития лесной отрасли

Расширенное заседание президиума СО РАН «Лесные ресурсы Сибирского федерального округа: внедрение научных разработок»
Вопросы плодотворного взаимодействия научного сообщества, власти и промышленности для развития лесной отрасли обсудили на расширенном заседании президиума Сибирского отделения Российской академии наук «Лесные ресурсы Сибирского федерального округа: внедрение научных разработок».
Председатель Сибирского отделения РАН академик Валентин Николаевич Пармон обозначил три основные роли, которые играет лес: биосферную, рекреационную и экономическую. Касаясь последней, ученый подчеркнул необходимость рассматривать лесные ресурсы не только как источник строительной древесины, но и во всей полноте и разнообразии. «Компании, переработавшие на целлюлозу множество превосходных деревьев, сегодня ставят перед учеными вопрос о поиске новых источников сырья, — отметил Валентин Пармон. — Парадигма их замены стала сегодня актуальной для энергетики и химической промышленности. Лес, непригодный для производства пиломатериалов, может быть с высокой эффективностью использован в других целях, в том числе для выпуска продукции с высокой добавленной стоимостью». Глава Сибирского отделения напомнил, что в соответствии с обновленным федеральным законом № 253 «О Российской академии наук…», РАН дано право законодательной инициативы, и оно, в частности, может быть реализовано в интересах лесного комплекса страны. «Лес — это та сфера, в отношении которой может и должно полновесно прозвучать консолидированное мнение ученых», — сказал В.Н. Пармон.
«Тема нашего обсуждения чрезвычайно широка, — сказал председатель Объединенного ученого совета по биологическим наукам СО РАН академик Валентин Викторович Власов. — И она очень острая для России не только с точки зрения хозяйствования: ведь леса — это наш основной возобновляемый ресурс, то, на чем наша страна могла бы зарабатывать и развиваться».
«Мы говорим об “Академгородке 2.0”, строим грандиозные планы, но, глядя на нашу среду обитания, можно прийти в полное уныние, — отметил ученый. — Леса находятся в неописуемо плохом состоянии и, что обидно, не по каким-то объективным причинам: рядом находится, например, прекрасно развивающийся в плане инфраструктуры поселок Кольцово». Валентин Власов добавил, что обозначенная проблематика будет обсуждаться на отдельном заседании бюро президиума СО РАН, которое состоится в Новосибирске.
Академик Евгений Александрович Ваганов рассказал о прошедшем некоторое время назад Всероссийском лесном форуме, где обсуждалось реформирование системы управления лесами. «Необходим новый Лесной кодекс, нужен возврат государства как собственника лесов к стратегическому планированию в отрасли на несколько поколений вперед», — отметил ученый. По его словам, также было внесено предложение о создании Государственного совета по лесам. «Я считаю, там должны быть представители СО РАН, — подчеркнул Евгений Ваганов. — Высший лесной экспертный совет станет органом, формирующим предложения по государственной и международной лесной политике, плюс нужны региональные лесные экспертные советы — для реализации этой политики и решения тактических задач экологии и экономики региона».
«Сегодня все, в том числе и руководство страны, говорят, что Лесной кодекс требует капитальной переработки, — сказал президент холдинговой компании СОЛО «Алтайлес» доктор сельскохозяйственных наук Михаил Васильевич Ключников. — Сейчас он обуславливает глубочайшую стагнацию лесной отрасли России. Если его грамотно и правильно читать, то можно закрыть все леса, доступные для использования в РФ».
Задачи для науки
Начальник департамента лесного хозяйства по Сибирскому федеральному округу Владимир Евгеньевич Гришин напомнил участникам расширенного заседания президиума СО РАН о том, что огромный ресурсный потенциал (СФО обладает 35,6 % российских запасов древесины) является одним из основных факторов, определяющих перспективы развития округа. «Очень благоприятен для использования в хозяйстве и природный, и возрастной состав: преобладают хвойные породы (80 %), спелые и перестойные насаждения. Однако в основном леса расположены на территории с крайне низким уровнем инфраструктурного развития», — констатировал Владимир Гришин.
Он перечислил актуальные проблемы, стоящие перед департаментом, — в их решении требуется участие науки. «В Алтайском крае создан крупнейший в Сибири генетико-селекционный комплекс сосны обыкновенной, нуждающийся в дальнейшем его развитии и научном сопровождении. В Иркутской области важно осуществление искусственного лесовосстановления методом аэропосева, пробные работы были проведены с применением различных способов предпосевной подготовки семян. В Кемеровской области стоит вопрос сохранения кедровых насаждений — нужны оценка их состояния и научно обоснованные предложения, чтобы повысить продуктивность и качество, провести в кедровых лесах оздоровительные мероприятия, реконструкцию. Для Красноярского края (и, конечно, не только для него) необходима разработка биологических препаратов для борьбы с уссурийским полиграфом (опасным для деревьев видом жуков-короедов. — Прим. ред.), специального оборудования для обеспечения искусственного освещения в целях выполнения требований безопасности для тушения лесных пожаров. В Новосибирской области надо оценить состояние и разработать научно-технические рекомендации по сохранению и развитию объектов единого генетико-селекционного комплекса. Решение всех этих задач становится возможным при развитии лесной науки, где выделяются такие приоритетные направления, как семеноводство, селекция, лесозащита, лесная мелиорация и другие», — сказал Владимир Гришин. Также он добавил, что если говорить о прикладной тематике, то у департамента есть предложения по созданию возобновляемых источников энергии с использованием низкосортной древесины, производству малых и поселковых котельных. Как пилотная территория рассматривается Красноярский край, и сейчас совместно с другими ведомствами прорабатываются соответствующие детали.
Ряд проблем был обозначен и другими участниками президиума. Директор Института систематики и экологии животных СО РАН доктор биологических наук Виктор Вячеславович Глупов заострил проблему недостатка прогностической информации о будущем состоянии лесных ресурсов. «Одна крупная иностранная компания была готова стать инвестором мебельной фабрики, — рассказал ученый, — но отказалась от проекта, поскольку нигде не смогла найти прогнозов по запасам древесины и по заболеваемости лесов». При этом биолог назвал главными направлениями глубокой переработки лесного сырья не изделия из дерева, а прежде всего фармакологию и химическую промышленность.
Академик Валентин Викторович Власов обратил внимание на недооценку рекреационной функции лесов, особенно городских и пригородных, и предложил, в частности, найти средства и способы санации природной среды новосибирского Академгородка. Ученого поддержал заместитель губернатора Новосибирской области Александр Васильевич Дубовицкий: «Через несколько лет леса академического лесничества будут потеряны безвозвратно, если мы не вмешаемся».
Рубить нельзя оставить
По словам Александра Дубовицкого, одной из главных проблем сегодня является ухудшение качества леса из-за запрета вырубки достигших возраста спелости и перестойных деревьев.
«Это ведет к старению лесов, утрате ими полезных функций, а также к экономическим потерям лесного комплекса. Такие насаждения сегодня занимают 46 % от общего запаса древесины. Устойчивость лесов снижается, они захламляются отмирающими деревьями, повышается опасность пожаров, увеличивается численность насекомых-вредителей и грибковых заболеваний», — рассказал Александр Дубовицкий.
С 2018 года в области начался эксперимент по рубке, обновлению и переформированию перестойных лесных насаждений. «Это требует контрольного обследования насаждений на опытных участках до проведения в них рубки, подбора ее оптимального режима, который обеспечил бы полноценное восстановление леса. Усилий лесников здесь недостаточно, поэтому мы надеемся на помощь Института леса (Институт леса им. В.Н. Сукачёва ФИЦ КНЦ СО РАН. — Прим. ред.) и его Западно-Сибирского отделения (филиала)», — сказал заместитель губернатора.
Президент холдинговой компании СОЛО «Алтайлес» доктор сельскохозяйственных наук Михаил Васильевич Ключников отметил, что в нынешних тенденциях наблюдается желание полностью закрыть от вырубки алтайские ленточные боры. В то время как уже сегодняшнее ведение лесного хозяйства не обеспечивает своевременную замену старых насаждений на новые. Деревья в течение своей жизни прирастают не одинаково — активней всего они увеличиваются в возрасте от 20 до 80 лет. После 80-ти идет резкое снижение прироста и к 110 годам он становится отрицательным — это говорит о том, что естественный отпад насаждения превышает текущий прирост. В дальнейшем идет распад насаждения и его конечная деградация.
«В возрасте от 20 до 80 лет в наибольшей степени проявляются и все экологические функции насаждений. Если сравнить сегодня 60-летние и 140-летние сосняки, то кислорода первые выделяют в три раза больше, чем вторые. Кроме того, в условиях ленточных боров 140-летнее дерево поглощает кислорода даже больше, чем его вырабатывает, поскольку он необходим для естественного процесса гниения», — утверждает Михаил Ключников. С возрастом также падает и выделение деревьями экологически активных веществ. Они начинают хуже удерживать пыль (соответственно, городские леса становятся менее функциональными). Водо- и климаторегулирующая функции тоже проявляются в большей степени в возрасте 50—60 лет.
«То есть мы приходим к тому, что возраст от 20 до 80 лет для сосновых насаждений Алтайского края наиболее эффективный и продуктивный. Таким лесом нужно дорожить, и именно такие насаждения стоит формировать», — отмечает Михаил Васильевич.
Кроме того, он представил данные о естественной гибели насаждений в алтайских ленточных борах. В результате многолетних исследований ученые пришли к выводу, что она наступает в возрасте от 120 до 170 лет, и запускать насаждения в этот возраст — просто глупо: и со стороны экологии, и со стороны экономики.
«Пару лет назад мы объявили конкурс по ленточным борам. Участникам нужно было найти в лесу самое старое дерево. Конкурс продолжался два года. За это время мы нашли всего два дерева 175-летнего возраста»,— сказал Михаил Ключников. Он отметил, что в западных странах распространена практика: раз в 20—30 лет делать переформирование насаждений, то есть постепенную рубку — убирать старые деревья, обеспечивая появление нового поколения. По нашему законодательству возраст рубки начинается со 101-го года для наиболее продуктивных насаждений, а для наименее продуктивных превышает 180 лет — до него большинство деревьев просто не доживают.
«Я убежден в том, что сегодня во всей России возраст рубки в нормативно-правовых документах сильно завышен. Его нужно снижать как минимум на один класс. Во-первых, мы сможем выращивать в 2—2,5 раза больше биомассы, а во-вторых, дадим миру гораздо больше кислорода и углерода», — утверждает Михаил Ключников.
Динамика развития леса за последние двадцать лет показывает — идет накопление переспелых насаждений. Если не менять нормативно-правовые документы, то буквально через 20—40 лет сотни тысяч гектаров леса попадут в зону гибели, увеличат вероятность лесных пожаров и потребуют для своей ликвидации огромных бюджетных вложений. Это будут колоссальные убытки для экологии всей планеты. В то время как выборочные рубки позволят лесу возобновляться самостоятельно. На освободившейся площади появятся молодняки, которые поднимутся под пологом более взрослых насаждений.
Из маленького семечка вырастет лес
Александр Дубовицкий отметил важность взаимодействия с наукой и в сфере восстановления лесов, для чего необходим качественный посадочный материал: «Мы активно сотрудничаем с ИЛ ФИЦ КНЦ СО РАН, который завершает разработку программы по лесному семеноводству хвойных пород на ближайшие 20 лет. Это будет первая подобная программа, разработанная в Сибирском федеральном округе за последние десятилетия, ее нужно воплощать, не теряя времени. Если мы продолжим эту работу, то впервые в Сибири создадим лесосеменные плантации повышенной генетической ценности сосны обыкновенной».
«В Новосибирской области, Алтайском крае и Республике Алтай созданы селекционно-семеноводческие объекты хвойных пород, порядка сотен гектаров в каждом регионе, — сказал директор Западно-Сибирского отделения (филиала) ИЛ ФИЦ КНЦ СО РАН доктор сельскохозяйственных наук Вячеслав Вениаминович Тараканов. — Новосибирская область лидирует по всем хвойным породам, основное направление Алтайского края — сосна обыкновенная, Республика Алтай специализируется на кедре сибирском. Однако за последние сорок лет на этих объектах накопились негативные изменения. Они связаны с тем, что программы семеноводства всё это время не модернизировались. Между тем лесная селекция и семеноводство — динамичная область, лесосеменные плантации требуют постоянного мониторинга, невозможного без научного сопровождения. В противном случае происходит деградация лесных насаждений», — сообщил Вячеслав Тараканов. По словам ученого, существенную роль в этой проблеме сыграла ликвидация опытных лесничеств, которые были ориентированы на проведение экспериментов и внедрение научных разработок в лесное хозяйство.
Заместитель начальника управления лесами Алтайского края Андрей Николаевич Стрелковский отметил, что при наличии почти четверти мировых запасов древесины Россия сильно отстает по объему ее заготовки. Решить эту проблему он предлагает путем создания плантаций по выращиванию перспективных пород на землях лесного фонда Алтайского края. «Я директирован на это собрание от лица минприроды Алтайского края с предложением к научному сообществу организовать на нашей территории комплексные исследования по плантационному выращиванию, — отметил чиновник. — Для реализации проекта прежде всего необходимо определить соответствующий ассортимент древесных пород, характеризующихся быстрым ростом и хорошим качеством древесины».
По словам научного сотрудника Западно-Сибирского отделения (филиала) ИЛ ФИЦ КНЦ СО РАН доктора биологических наук Владимира Николаевича Седых, освоение различных природных ресурсов на территории Сибирского региона требует расширения существующей информации об эколого-динамических свойствах лесов. Новые данные позволят эффективно решать задачи, связанные с изменением состояния лесных экосистем, подверженных воздействию природных или антропогенных факторов.
Прежде всего, это касается разработки технологий лесной рекультивации, обеспечивающих воспроизведение высокопродуктивных и биологически разнообразных экосистем на нарушенных землях. В числе эффективных методов лесоустройства Владимир Седых отметил насыпные валы из песка на суходолах, из песка и торфа — на болотах, а также перемешанные песок и торф на местах строительства дорог.
На примере бруснично-лишайникового типа леса показано, что рекультивация нарушенных земель с помощью метода насыпных валов приводит к положительным результатам: 40-летнее насаждение сосны превосходит фоновый сосняк того же возраста по запасу на 290,6 %. В целом восстановление лесного покрова на валах из почвообразующих пород происходит уже через 10—15 лет после их образования.
Заведующий лабораторией техногенных лесных экосистем ИЛ ФИЦ КНЦ СО РАН доктор биологических наук Александр Сергеевич Шишикин рассказал о разработках института в области рекультивации земель после техногенного воздействия, например в результате добычи полезных ископаемых.
«Техногенных площадей появляется всё больше. Без проведения мониторинга и научно-исследовательских работ невозможно создать эффективные технологии рекультивации. Нами разработаны три сукцессионных серии (сукцессия растительности — последовательная смена растительных сообществ на конкретном местообитании. — Прим. ред.) для горных отвалов: эрозионная — как без рекультивации, так и с выравниванием склонов; лесная и степная с плодородным слоем почвы под сельскохозяйственные угодья», — отметил Александр Шишикин.
ИЛ ФИЦ КНЦ СО РАН получил патент на универсальную технологию горной рекультивации, которую можно применять для большинства техногенных поверхностей.
«На данный момент мы накопили достаточно знаний, в частности в результате 12-летнего мониторинга на Бородинском разрезе им. М.И. Щадова (разрез по добыче бурого угля в Красноярском крае. — Прим. ред.). Мы предлагаем изменить стратегию использования посттехногенных территорий и отказаться от возврата земель в прежнюю категорию (в которой они были до начала недропользовательских работ. — Прим. ред.), например лесную, сельскохозяйственную, поскольку около 30 лет они не будут давать с/х продукцию. Также необходимо разработать нормативы экологического, экономического и социального назначения посттехногенных территорий и залежных земель. А уже на основании этих нормативов организовывать мониторинг», — добавил ученый.
По словам Александра Шишикина, согласно данным анализа растительности на землях, подвергшихся техногенному воздействию, в 70 % случаев возникает прирост биоразнообразия, лесорастительных условий. Когда отвалы заполняются лесами, это дает большой экономический эффект, а целенаправленное создание плантаций ягодников, дикоросов принесет и экономическую выгоду.
Бороться с вредителями с помощью лишайников
Доктор биологических наук Виктор Вячеславович Глупов рассказал о проблемах защиты растений от насекомых — вредителей леса, самые серьезные из которых касаются заражения семян и стволов деревьев.
У ИСиЭЖ СО РАН есть существенные наработки в этой области. Так, в начале 2000-х годов были начаты исследования воздействия на растения вторичных метаболитов (органических веществ, синтезируемых организмом, но не участвующих в росте, развитии или репродукции. — Прим. ред.). Было выявлено, что лишайники, которые в лесхозах утилизируются, являются ценным источником различных компонентов. В частности, из них можно получить дериват усниновой кислоты — инсектицид растительного происхождения, который ингибирует клеточный иммунитет, изменяет активность детоксицирующих ферментов и задерживает развитие личинок. «Сегодня эти исследования являются основой революционных подходов к защите растений. Большинство стран переходят на органику из-за экологической безопасности этих препаратов и высокой результативности в борьбе с вредителями», — отметил Виктор Глупов.
Ученый рассказал о новом направлении исследований, которые касаются эндофитных взаимоотношений — влияния микроорганизмов на экосистемы, при котором микроорганизмы выступают как активаторы иммунной системы растений. В последние годы оно активно развивается в Китае, Америке и Германии. В России подобные исследования ведут всего две группы, одна из них — в ИСиЭЖ СО РАН. По словам Виктора Глупова, создание биологических препаратов с использованием различных иммуносупрессоров — один из мощных трендов, формирующихся в мире. Но в нашей стране существуют ограничения. «Все биологические препараты в РФ внесены в так называемый химический список, — сказал ученый. — Требования к ним очень жесткие, поэтому запрещена обработка в природоохранных и рекреационных зонах. Внимание этим вопросам в профильных министерствах практически не уделяется».
Виктор Глупов отметил, что ученые готовы передать разработки своих препаратов в региональные центры защиты леса.
Каждое дерево видно с орбиты
«Площадь нашей страны практически наполовину покрыта лесами, и эффективное управление такой территорией невозможно без использования данных дистанционного зондирования, — сказал доцент кафедры фотограмметрии и дистанционного зондирования Сибирского государственного университета геосистем и технологий кандидат технических наук Станислав Андреевич Арбузов. — На сегодняшний момент доступны данные более чем со ста космических систем различного назначения и пространственного разрешения, снимающих в различных спектральных диапазонах. Эти системы имеют большой архив накопленных данных. Естественно, необходимы эффективные алгоритмы и методики обработки данных дистанционного зондирования». В СГУГиТ выполнен ряд работ по этой тематике. Например, по заказу Федерального агентства лесного хозяйства «Рослесинфорг», используя данные воздушного лазерного сканирования и камеры ADS 40, были определены характеристики лесных массивов: выделены координаты отдельных деревьев, их высота и размеры кроны. Совместно с ИЛ ФИЦ КНЦ СО РАН разработана методика определения количественных характеристик древесных насаждений по материалам наземной стереофотографической съемки. В настоящий момент выполняется еще одно совместное исследование — автоматизированное определение высот деревьев на основе аэрофотосъемки с беспилотника и последующее их сравнение с визуальным стереоскопическим наблюдением.
Еще одна сфера, использующая данные спутникового мониторинга, — наблюдение и прогноз лесных пожаров. «Актуальность этой тематики для Сибирского региона не вызывает сомнений», — сказал сотрудник Института леса им. В. Н. Сукачёва ФИЦ КНЦ СО РАН кандидат технических наук Евгений Иванович Пономарёв. По его словам, в настоящий момент в институте ведутся работы по геопространственному анализу территорий и выявлению моделей и сценариев развития пожаров, причем можно говорить не только о времени и площади, но и об энергетических характеристиках возгораний на основе спутниковых измерений интенсивности сигнала. Специалистами инструментально оцениваются прямые пожарные эмиссии в пересчете на углерод, проводится мониторинг послепожарного состояния процессов и их значимости для территории Сибири. Исходная информация для подобных работ — доступные спутниковые данные, большая часть этих материалов — данные НАСА, то есть зарубежных спутниковых систем.
Ученые пришли к выводу, что средний показатель горимости (количество пожаров на местности за определенный промежуток времени) лесов в Сибири — 1 %, для сравнения: в Канаде — 0,5 %, однако может быть достигнута горимость на уровне 4—14 % , что многократно превышает допустимые оценки для нашего региона. Также исследователи наблюдали мощность теплоизлучения активной зоны пожара в динамике, что позволило получить оценки вариации этой характеристики применительно к разным породам деревьев. Также исследователям удалось решить обратную задачу, то есть посчитать прямую эмиссию углерода в процессе пожара. «Текущий ее уровень — 80 Тг С/год, до конца текущего столетия он может быть увеличен втрое. В случае самого негативного сценария — в несколько раз», — сказал Е. Пономарёв.
7.12.2018
«Наука в Сибири»
Оригинал статьи

Прояснена история расселения водяных блох

Ученые выяснили, что три близких вида микроскопических рачков-дафний имеют сильно различающиеся истории расселения по территории Северной Евразии.
Эти знания помогают понять, как формировалась пресноводная фауна континента. Результаты исследования опубликованы в журнале PLOS One. Работа поддержана грантом Российского научного фонда (РНФ).
Ветвистоусые рачки (надотряд Cladocera), живущие в основном в пресных водоемах, часто служат модельными объектами эволюционной биологии, генетики, экологии и других направлений биологических наук. Особенно часто в исследованиях используются рачки из рода дафний. Несмотря на то, что это наиболее известный и распространенный род кладоцер, гидробиологи еще не до конца представляют себе, как эти рачки расселились по Евразии. Одна из причин этого в том, что на огромной территории Сибири дафний никогда специально не изучали. Недавно российские ученые впервые собрали в сибирских водоемах рачков нескольких видов и исследовали их, чтобы узнать больше об истории их расселения по континенту.
Для исследования гидробиологи выбрали три вида дафний, которые встречаются по всей Северной Евразии: Daphnia galeata, D. longispina и D. Dentifera. Образцы рачков собрали в 35 водоемах европейской части России, Восточной Сибири, Дальнего Востока, а также Австрии и Монголии. Всех дафний перед исследованием сфотографировали, чтобы сохранить данные об их внешнем виде, а затем извлекли из некоторых особей ДНК. Сравнение популяций из разных регионов проводили по двум митохондриальным генам. Митохондриальная ДНК у всех животных передается только по материнской линии, в то время как ДНК ядра клетки при оплодотворении собирается из генетического материала обоих родителей. Именно поэтому проследить родственные связи между разными популяциями животных по митохондриальным генам проще, чем по генам в ДНК ядра. Для сравнения наследственного материала ученые использовали не только собранные в ходе исследования данные, но и информацию из международной базы GenBank.
Ученые выявили различия в ДНК дафний из разных районов Евразии и смогли определить генетические дистанции между популяциями и примерное время их расхождения. Также выяснилось, что, несмотря на близость трех видов дафний, они по-разному расселялись по Северной Евразии. Daphnia galeata очень быстро распространилась по региону в относительно недавнее время. Виды D. Longispina и D. Dentifera оказались генетически очень неоднородными. Исследователи пришли к выводу, что эти дафнии во времена ледникового периода выжили в разобщенных популяциях в так называемых рефугиумах (убежищах) на территории Восточной Сибири. Большую часть ледникового периода климат в этом регионе был сухим и холодным, и немногочисленные водоемы были сильно изолированы друг от друга. Когда условия изменились, обособленные популяции D. Longispina и D. Dentifera распространились шире, но так и не смешались между собой. В результате внутри каждого вида сохранилось сильное генетическое разнообразие как отпечаток их плейстоценовой истории.
«В этом исследовании мы на основе генетических данных выделили родственные линии дафний, выяснили связи между ними и реконструировали истории расселения отдельных видов по Северной Евразии в целом, — поясняет один из авторов работы, сотрудник Института проблем экологии и эволюции имени А.Н. Северцова РАН Алексей Котов. – Мы планируем изучить демографическую историю иных родов ветвистоусых ракообразных, а также некоторых других микроскопических животных континентальных водоемов. В совокупности эти исследования позволят создать единую картину того, какие исторические процессы сформировали современное биоразнообразие водоемов Северной Евразии». Исследование проводилось учеными из Института проблем экологии и эволюции имени А.Н. Северцова РАН, Института систематики и экологии животных СО РАН и Лимнологического института СО РАН.
7.12.2018
Indicator.ru
Оригинал статьи

Редких мышей убивают каменные пирамиды

Ученые из Иркутска и Новосибирска спасают редкого грызуна
Ольхонская полевка – единственный эндемичный вид млекопитающих в Иркутской области, реликт четвертичного периода. Его происхождение связано с происхождением самого озера Байкал и формированием его рифтовой зоны. Сегодня этот грызун, описанный всего полвека назад, уже находится на грани исчезновения.
По мнению специалистов, спасти редкое животное можно только с помощью искусственного разведения с последующим выпуском в дикую природу. Теперь этих милых зверушек разводят искусственно – и выпускают на Ольхоне.
Недостающую сумму пожертвовали добровольцы И в 2018 году команде зоологов из Института систематики и экологии животных СО РАН из Новосибирска и ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» из Иркутской области удалось выиграть грант от Фонда поддержки прикладных экологических разработок и исследований «Озеро Байкал» в размере 300 тысяч рублей для организации исследований и охранных мероприятий, касающихся ольхонской полевки. По правилам конкурса команда должна найти софинансирование в размере 20% от суммы гранта. Необходимая сумма в размере 60 тысяч рублей была собрана в достаточно короткие сроки на краудфандинговой площадке Planeta.ru благодаря неравнодушным людям. По состоянию на 19 ноября 2018 года собрали уже 63 743 рубля.
– Собранные средства будут направлены на приобретение приборов и инструментов для проведения исследований в Новосибирске в лаборатории Института систематики и экологии животных СО РАН, организацию вивария для содержания и разведения ольхонской полевки с целью последующего выпуска в дикую природу, информационное обеспечение проекта: создание аншлагов и буклетов, – комментирует заместитель директора по науке ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» Светлана Бабина.
Что за зверь?
Как известно, экологическая ситуация на острове Ольхон давно заставляет ученых и неравнодушных общественников бить тревогу. Ольхонская полевка, вид, относящийся к роду скальных полевок – обитателей Центральной и Северо-Восточной Азии, имеет очень маленький ареал обитания, который связан с реликтовыми прибайкальскими степями. Грызуны встречаются на скальных выходах и каменистых россыпях в Тажеранской степи, на островах пролива Малое Море и на острове Ольхон, то есть этот редкий вид обитает только на территории Прибайкальского национального парка. – Ольхонская полевка имеет вторую категорию редкости – как вид с неуклонно сокращающейся численностью, единственный эндемик из млекопитающих в Иркутской области, – объясняет Светлана Бабина. – Реликтовое происхождение, маленький по площади, разорванный ареал и низкая численность позволяют отнести данный вид к числу редких, исчезающих. Ольхонская полевка внесена в Красную книгу Иркутской области.
Что случилось с полевкой?
В последние годы стало происходить резкое сокращение пригодных местообитаний ольхонской полевки и уменьшение ее ареала. Причинами этого стали воздействие немногочисленных хищников, периодически появляющихся на островах, а также конкурентные отношения с периодически вселяющимися на остров другими видами полевок. Но в последние годы особенно возросло влияние человека.
– Это связано с участившимся посещением островов людьми и другой туристической деятельностью. Поток катеров и лодок, швартующихся у берегов, увеличивает вероятность вселения на острова аборигенных и чужеродных представителей фауны млекопитающих. Организаторы туристического посещения островов коренным образом изменяют облик скальных биотопов (то есть участков среды обитания этих мышей), разрушают их, выкладывая бордюры из камней, создавая многочисленные тропинки для туристов, тем самым ликвидируя и без того немногочисленные убежища ольхонской полевки, которая крайне консервативна в выборе местообитаний, – объясняют ученые. Конечно, частичное разрушение или утрата жилища ослабляет колонию и нередко приводит к гибели зверьков. Кстати, одной из причин разрушения местообитания этого редкого грызуна являются… каменные пирамидки, которые так любят складывать туристы. Для их постройки часто используют камни из россыпей, заселенных полевками. Мальвина и Бориска не захотели создать семью Сколько времени понадобится для восстановления популяции ольхонского эндемика, пока сказать трудно. По мнению специалистов, численность полевки сейчас не превышает 1000-1500 особей и при этом неуклонно сокращается. Ученые объясняют, что грызун слабо изучен, поэтому и цифры приблизительны, и места обитания не все зафиксированы. А все эти сведения необходимы для разработки стратегии по сохранению вида и мониторинга состояния популяции.
– Выпуск полёвок, выведенных в неволе – перспективный план, дающий возможность восстановить вид, но для его осуществления еще недостаточно данных, – уверена Светлана Бабина.
Ученые рассматривают возможность отлова ольхонских полевок, от которых можно будет получить потомство в неволе, а затем выпустить животных в исконных местообитаниях в Прибайкалье. «Заповедному Прибайкалью» совместно с Российской академией наук уже удавалось отловить в дикой природе редких и эндемичных ольхонских полевок. Например, в августе 2016 года в ходе совместной экспедиции научно-исследовательской группы новосибирского Института систематики и экологии животных СО РАН, «Заповедного Прибайкалья» и иркутского Института управления природными ресурсами аграрного университета впервые была отловлена пара разнополых ольхонских полевок. Зверьки, получившие имена Мальвина и Бориска, уехали жить в Новосибирск в лабораторию Института систематики и экологии животных СО РАН. Там им создали условия проживания, максимально приближенные к естественным. Несмотря на то, что зверьки хорошо освоились в неволе, создавать семейный союз они так и не захотели, постоянно конфликтуя между собой, поэтому тогда попытка получить от них потомство потерпела неудачу. В июле 2017 года на островах Ольхон и Хубын исследователям удалось отловить уже 11 разнополых полевок, одна из которых оказалась беременной самкой и через день родила двух малышей. Все они тоже отправились в Новосибирск. Мышки оказались семейственными
В этот раз зверьки не только благополучно перезимовали, но и создали четыре семейные пары, три из которых дали потомство. Первый помет родился 29 мая 2018 года и состоял из семи детенышей – двух самок и пяти самцов. В течение июня родилось еще 13 малышей в трех пометах. Все детеныши хорошо себя чувствуют и прекрасно развиваются. Благодаря детальным наблюдениям за поведением и состоянием зверьков новосибирские ученые получили возможность изучить особенности биологии этого вида. Кстати, по словам ученых, отличительной особенностью ольхонской полевки в сравнении с другими скальными полевками является создание постоянных семейных пар.
В условиях низких температур на берегу Байкала жизненно важно, чтобы детеныши грызунов постоянно были в тепле. Пара сохраняется и после того, как потомство становится самостоятельным. Видимо, в условиях низкой численности так надежнее. В этом году совершенно случайно обнаружили следы жизнедеятельности полевки в Долине Духов в Тажеранских степях. Туда также была организована экспедиция, отловлены несколько зверьков. Результаты экспедиции являются частью программы по сохранению этого редкого вида. А основная цель проекта – обеспечить устойчивое существование прибайкальских мышек
20.11.2018
Московский комсомолец Иркутск
Екатерина Шибанова
Оригинал статьи

В Югре учёные со всей страны решали, как сделать Арктику чище

В Сургуте прошла всероссийская научно-практическая конференция, посвящённая безопасности и экологии Севера России и Арктики.
В форуме приняли участие более 300 учёных из Екатеринбурга, Новосибирска, Томска и городов Югры. Они представили 45 докладов. Среди них том числе - «Утилизация коммунальных отходов» и «Очистка нефтезагрязнённых водоёмов». Юлия Петрова, директор института естественных и технических наук СурГУ: «Конференция объединяет тех, кто занимается Севером и Арктикой. В сургутском госуниверситете эти исследования биоразнообразие Севера проходят уже более 20 лет. Поэтому мы являемся носителями некой информации и естественно нам интересно было собрать учёных со всей Сибири. Сегодня приехали ведущие учёные из Екатеринбурга, Томска, Новосибирска, Ханты-Мансийска».
Юрий Литвинов, заведующий лабораторией института систематики и экологии животных СО РАН, г. Новосибирск: «Сейчас правительство делает большой акцент на освоении Северных территорий, на освоении Арктики. Конечно, это всё будет иметь большое значение для дальнейшего развития Северных территорий. Такие конференции нужно приветствовать и поощрять».
27.10.2018
Югра-ТВ
Елена Каткова
Оригинал статьи

В бирманском янтаре нашли два новых вида кукуйиформных жучков

Тела насекомых находились там с середины мелового периода.
Сотрудник Института систематики и экологии животных СО РАН Андрей Легалов обнаружил в образцах янтаря из Мьянмы две новые трибы долгоносикообразных жуков — Burmomaceratini (семейство Nemonychidae) и Burmocorynini (семейство Belidae). Научная статья опубликована в журнале Historical Biology. Автор статьи изучал фрагменты янтаря, добытые в долине Хукон штата Качин (Мьянма). Предположительно, эти образцы происходят из сеноманского яруса, который образовался в самом начале верхнего мела 100—94 миллиона лет назад. Ядерно-магнитный резонанс древесных волокон в янтаре показал, что его основой с высокой вероятностью стала смола агатиса. Кроме древесины янтарь содержал в себе несколько мелких жучков в хорошей сохранности. Этих насекомых сфотографировали с разных точек с помощью стереомикроскопа Zeiss Stemi-2000. Палеоэнтомолог учитывал форму и относительные размеры всех частей тела жуков. Их он сравнивал с уже известными по другим образцам бирманского янтаря ископаемыми долгоносиками — представителями трибы Burminyx (триба — это систематическая категория, объединяющая несколько родов в семействе, но не все). Автор пришел к выводу, что перед ним жуки двух ранее неизвестных видов, родов и триб. Одному, длиной 3,3 мм, он дал латинское название Burmomacer kirejtshuki. Burmo указывает на его происхождение из Мьянмы (ранее Бирмы), а macer относится к цветожилам — древнему семейству долгоносикообразных жуков, к которому принадлежит и новый вид. Триба Burmomacer kirejtshuki — Burmomaceratini. От представителей трибы Burminyx насекомое отличается более крупными размерами и коротким плоским хоботком. Второго, более крупного жука (длина 6,8 мм), назвали Burmocorynus jarzembowski. Corynus в данном случае — обозначение семейства Belidae, к которому он относится. Как ни странно, этот жук, которого отнесли к трибе Burmocorynini, по внешнему строению больше всего походит на представителей трибы Archicorynini, недавно обнаруженных в Центральной Америке. Тем не менее он отличается от них расположением антенн и крупными глазами. Оба найденных насекомых относятся к подсемейству куркулионоидные. И если один вид цветожилов в бирманском янтаре времен мезозоя уже обнаруживали, то ископаемые белиды в этой стране найдены впервые.
13.08.2018
«Чердак: наука, технологии, будущее»
Оригинал статьи

ПРОЖОРЛИВ, ЖИВУЧ И ОПАСЕН

О повадках непарного шелкопряда и связанных с ним угрозах
С непарным шелкопрядом связано много расхожих мнений и предубеждений, за которыми скрывается истинный «портрет» этого насекомого. Рассказать о повадках вредителя и связанных с ним угрозах мы попросили старшего научного сотрудника Института систематики и экологии животных СО РАН кандидата биологических наук Вячеслава Мартемьянова. Работа по прогнозированию очагов размножения и масштабов сезонного распространения непарного шелкопряда ведется уже давно, но однозначных решений пока не найдено.
Сибирские ученые провели обширную работу по изучению популяционной генетики насекомых в ряде регионов. Есть мнение, что с учетом скорости расширения очагов до сотни километров за сезон и популяционной структуры распространение происходит не только когда бабочки откладывают яйца, но и посредством перелетов маленьких гусениц первого возраста, которые перемещаются на паутинках по ветру. В пользу этого говорит совпадение направления распространения очагов непарного шелкопряда у нас в области с векторами розы ветров. Что можно сказать о влиянии на вредителя холодной погоды нынешних весны и лета? Может ли это сократить популяцию непарного шелкопряда в следующем году?
— Да, холодная, затяжная весна негативно влияет на шелкопряда, что может привести к сокращению его численности, — говорит ученый. — Это происходит из-за несинхронного развития насекомых и их кормовых растений, химический состав которых на протяжении весны сильно изменяется. Однако нередко бывает так, что зимующий запас имеет потенциал десятикратного тотального объедания леса. Соответственно, если даже половина насекомых погибнет из-за холодной весны, другая половина с запасом объест лес. Поэтому нужно учитывать зимующий запас насекомых на следующий год. По словам Вячеслава Мартемьянова, сейчас самки начинают делать на «кормовых» деревьях яйцекладки. Если в среднем их на одном стволе больше двух — это сигнал к тому, что нужно обрабатывать насаждение. Иначе весной здесь может появиться до двух тысяч насекомых, что приведет к сильному объеданию.
О прожорливости непарного шелкопряда говорит такой пример. Несколько тысяч гусениц пятого-шестого возраста за день могут объесть сорокалетнюю березу. А вот десятилетнее дерево смогут одолеть и двести насекомых примерно за десять дней.
В Сибири питание вредителя происходит в мае и двух декадах июня. В это время съедается 10–20 процентов общего объема поглощаемой за сезон листвы. Затем гусеницы переходят в старшие возрасты, растут их размеры и аппетит. На это время приходится 80 процентов съеденной листвы. Из-за этого во второй-третьей декаде июня пораженные леса начинают выглядеть как осенние. Есть ли угроза для человека? Вячеслав Мартемьянов предостерег:
— Гусеница шелкопряда может уколоть вас своими острыми волосками, и это очень болезненно. Но более серьезную проблему представляют для человека бабочки шелкопряда. У них есть много чешуек, которые отделяются и вызывают у человека аллергию. Кроме того, бабочки массово летят на свет, облепляют все вокруг и доставляют массу неудобств. Огородам вредитель не опасен, зерновым культурам тоже. А вот садам гусеницы страшны. Попасть туда они могут из близлежащих лесов или колков, пораженных шелкопрядом. Когда такие леса менее чем в нескольких сотнях метров от садов, то велика вероятность, что, покончив с березками, насекомые доползут и сюда. По словам ученого, в этот период надо внимательно следить за своими садовыми деревьями. Заметив на листве первых вредителей, их следует обработать соответствующими препаратами.
01.08.2018
Советская Сибирь
Олег ТАРАН
Оригинал статьи