ISEA ИСиЭЖ СО РАН
630091 Фрунзе, 11
Новосибирск, Россия

Тел/Факс: +7 (383) 2170 973
Header picture

2022 г. / 2021 г. / 2020 г. / 2019 г. / 2018 г. / 2017 г. / 2016 г. / 2015 г. / 2014 г.

Природный комплекс «Савка» – пример формирования новой городской среды в районах области

С ходом работ на площадке ознакомился глава региона Андрей Травников.
Реализация проекта «Территориальный многофункциональный комплекс «Савка» близится к завершению. Благоустройство набережной озера Банное стало возможным благодаря победе во Всероссийском конкурсе лучших проектов по созданию комфортной среды на озере Банное в городе Карасук. Сегодня здесь кипит работа, подрядчик должен сдать объект в эксплуатацию к ноябрю. «Благоустройство берегов озера Банное – это мечта многих поколений карасучан, — поделился своим мнением после знакомства с ходом работ губернатор области. – Это, действительно, тоже стало моей мечтой два года назад, и очень приятно, что достаточно быстро, при поддержке депутатов Законодательного Собрания, администрации района здесь удаётся реализовывать проект создания уникального во всех отношениях пространства «Савка».
На сегодняшний день на площадке выполнен огромный объём работ: выровнена и укреплена береговая линия (сборка габионов, снятие растительного грунта, отсыпка земляного полотна), уложен асфальт на тротуарах по улицам Демьяна Бедного и Пархоменко, установлены опоры освещения, завершён монтаж многофункциональной площадки, металлоконструкций молодёжного центра и других.
Орнитологи тоже готовятся к открытию комплекса. Они помогают формировать комфортные условия для краснокнижной птицы – утки савки, которая стала своеобразной виновницей предстоящего торжества. Савка, которую ещё называют «синей птицей», является исчезающим видом уток и занесена не только в Международную Красную книгу, но и Красную книгу Российской Федерации. Она облюбовала неглубокое озеро в самом центре Карасука много десятков лет назад и сегодня, к сожалению, её популяция сильно уменьшилась. В вопросах создания благоприятных условий для гнездования савки строителей консультирует старший научный сотрудник Института систематики и экологии животных СО РАН, кандидат биологических наук Владимир Шило.
После завершения работ на территории набережной озера Банное жители Карасука получат замечательный многофункциональный рекреационной комплекс, где будут проводиться массовые мероприятия. В его состав войдут площадь с перголами и зона с беседками, пирс с судомодельной и спортивной зонами, площадка для наблюдения за птицами, различные павильоны и другие объекты.
В ходе рабочей поездки глава региона Андрей Травников поручил министерству физической культуры и спорта Новосибирской области совместно с администрацией района проработать вопрос создания в Карасуке также лыжероллерной трассы и центра единоборств.
21.10.2021
ЧС-Инфо
Оригинал статьи

Эксперты: каждая десятая кошка Новосибирска заражена описторхами

Ученые проверяли животных, не прошедших противогельминтный курс
Учёные Института систематики и экологии животных СО РАН провели исследования и пришли к выводу, что каждая десятая кошка в Новосибирске поражена описторхозом, сообщает сайт Бердск-Онлайн со ссылкой на сообщество ИСиЭЖ СО РАН. Животных отбирали в льготных пунктах стерилизации. Смотрели как котят, так и пожилых особей. При этом никаких симптомов заболевания у кошек не находили. «10% зараженных кошек – этот очень большая цифра», - подытоживает заведующий лабораторией паразитологии ИСиЭЖ СО РАН Сергей Коняев. Поражаются кошки, которых кормят сырой речной рыбой. В Обском водохранилище почти вся она заражена описторхами, говорят учёные. «Мы смотрели карповых рыб в разных речках, в том числе в Обском водохранилище – оно очень неблагоприятное с точки зрения описторхоза. Очень много зараженной рыбы. Язь практически сто процентов», - рассказывает сотрудник лаборатории паразитологии ИСиЭЖ СО РАН Елена Сербина. Чтобы заразить человека или домашних питомцев, паразит должен пройти несколько хозяев: сначала в моллюсках, а потом в рыбе. И только при употреблении рыбы может заразиться сам человек. То есть, напрямую подхватить описторхов от кошки человек при непосредственном контакте не может. «Когда церкария [личинка] выходит из моллюска – ее рыба не ест. Она сама вбуравливается в мясо по средней линии или в районе плавничков. То есть, если бы рыба заглатывала [личинку] – ну и что? Мы же кишки не едим. Их выкинули и все. А почему человек [заражается], потому что мы едим мышцы рыбы. Собственно, личинки в мышцах рыбы и находятся», - рассказывает Елена Сербина. Для кошки поражение описторхозом чревато тяжёлыми заболеваниями печени, желтухой. Для человека тоже не происходит ничего хорошего. Есть данные, что личинка описторхиса фелинеуса может жить в человеке до 25 лет, рассказывает ученый. Поэтому речную рыбу необходимо тщательно прожаривать или проваривать. При этом соление или употребление спиртного вкупе с заражённой рыбой, паразитов не уничтожают. Это не более, чем заблуждения рыбаков, говорят ученые.
14.11.2021
Бердск-online
Оригинал статьи

Климат Сибири тысячелетней давности изучают новосибирские учёные по останкам насекомых

Каким был климат в Западной Сибири десятки тысячи лет назад, новосибирские учёные изучают по останкам древних насекомых
Исследователи вернулись из экспедиции, маршрут которой строился по берегам малых сибирских рек.
Скосари, долгоносики, жужжелицы - потомки насекомых, что летали и ползали десятки тысяч лет назад. Их можно найти и в наши дни. Время их мало изменило, правда, разбросало по разным местам обитания. Виды насекомых, прежде обитавшие в наших широтах, теперь в массе своей заселяют другие регионы. Зная, кто из мелких беспозвоночных жил в Западной Сибири, можно реконструировать древний климат.
«Насекомые привязаны к определённым биотомам, растениям, благодаря чему можно получить много полезной информации для реконструкции палеонтологической обстановки», - пояснил заведующий лабораторией Института систематики и экологии животных СО РАН Андрей Легалов.
В образцах отложений по берегам малых сибирских рек учёные находят крупицы сокровищ - останки насекомых. Старший научный сотрудник Института систематики и экологии животных СО РАН Анна Гурина рассказывает, чтобы обнаружить фрагменты насекомых, приходится промывать породу в лаборатории через сито с разными размерами ячеек.
Учёных интересуют не просто маленькие - крохотные фрагменты насекомых. Размеры самых мелких частиц - 0, 2 миллиметров, крупные достигают 1 сантиметра. Чем больше фрагментов, тем лучше для исследовательской работы. Цель учёных - найти фрагменты периода плейстоцена возраста до 50 тысяч лет. Тельце жука хоть и хрупкое, но в бескислородной среде может сохраниться и дольше.
«Внешний скелет насекомых представлен в основном хитином. Это полисахарид, который химически устойчив, инертен, может сохраняться сотни тысяч лет», - рассказывает старший научный сотрудник Института систематики и экологии животных СО РАН Роман Дудко.
Результаты исследований говорят о том, что климат на территории Новосибирской области и Алтайского края несколько десятков тысяч лет назад был намного засушливее и холоднее. Как в Чуйской степи и её окрестностях, где на открытых ландшафтах паслись животные, а в пойме рек росли лишь деревья.
Планы учёных на ближайшие годы - охватить экспедициями территорию Центральной и Восточной Сибири.
22.09.2021
ВЕСТИ НОВОСИБИРСК
ОЛЕСЯ ГЕРАСИМЕНКО
Оригинал статьи

Выпуск глухарей

16 сентября 2021 года в Новосибирском зоопарке имени Р.А.Шило произошло очередное важное событие. В сосновый лес заказника «Кудряшовский бор» в Новосибирской области выпущены выращенные в питомнике зоопарка глухари. Работа выполняется в содружестве с Институтом систематики и экологии животных СО РАН на Карасукском научном стационаре. Здесь сотрудники зоопарка и ученые Института изучают биологию разных видов птиц и разрабатывают технологии их разведения в вольерах. Успешно размножаются беркуты, дикуша, глухари, тетерева, рябчики, воротничковые рябчики, гималайские улары, дрофа и савка. Исследования по дикуше, дрофе и савке включены в международные программы Евроазиатской региональной ассоциации зоопарков и аквариумов. Выпуск глухарей в природу это не единственная работа по сохранению и увеличению численности диких животных, которую проводят сотрудники зоопарка.В последние годы активно разрабатываются наиболее оптимальные приемы выпусков в природу зверей и птиц разного пола и возраста, полученных и выращенных в вольерах. Из вольер в природу «переехали» горные бараны аргали, лоси, дикуши, савки, глухари и рябчики. Животные помечены разными способами. Сотрудники зоопарка, ученые и специалисты природоохранных учреждений изучают процесс адаптации выпущенных зверей и птиц к естественной среде обитания. Очередной выпуск 20 глухарей прошел успешно. Птицы хорошо перенесли транспортировку на расстояние в 500 км. Затем, в сосновом бору они были выпущены во временную адаптационную вольеру и после привыкания к ней через 15-20 минут через открытую дверь благополучно ушли в лес. Большинство из них сразу начинали чиститься и питаться, а некоторые вскоре улетали, преодолевая за раз расстояние до нескольких сотен метров.
18.09.2021
Новости Новосибирского зоопарка имени Р.А. Шило
Оригинал статьи

Сибирские герпетологи расширили карту популяций щитомордника

До недавнего времени было известно лишь об одной реликтовой популяции щитомордника в Новосибирской области, обитающей в долине реки Бердь. Несмотря на наличие комфортных для этого вида змей природных условий, попытки найти щитомордников в других местах вдоль по течению реки ни к чему не приводили. В последние несколько лет сибирским герпетологам удалось обнаружить популяции рептилии еще в трех местах региона. Статья об этих находках вышла в румынском научном журнале North-Western Journal of Zoology.
Обыкновенный щитомордник (Gloydius halys) — ядовитая змея средних размеров, относящаяся к подсемейству ямкоголовых змей (Crotalinae) семейства гадюковых (Viperidae). Неспециалист может и не отличить его от ужа или гадюки, особенно в ситуации неожиданной встречи и испуга. Однако внешне щитомордники выделяются среди привычных для нас змей наличием лицевых ямок, расположенных между глазами и ноздрями, — это высокочувствительные органы для термолокации, с помощью которых они успешно охотятся на теплокровных животных: грызунов и мелких птиц. Щитомордники, обитающие в Азии и России, являются ближайшими в Евразии родственниками гремучих змей, распространенных в Северной Америке. Даже не имея специального погремка, в случае опасности щитомородники интенсивно бьют хвостом об окружающие предметы (например, камни), создавая треск, предупреждающий потенциального врага об угрозе.
Излюбленные местообитания щитомордников — каменистые осыпи и остепененные склоны с выходами скальных пород, которые используются в качестве укрытий и убежищ для зимовок. Именно в таких местах у рек Каракан и Иня были обнаружены еще три популяции.
Отправной точкой для поисков послужила находка исследователей, совершенная при знакомстве с зоологическими сборами кафедры общей биологии факультета естественных наук Новосибирского государственного университета. В коллекции были замечены два экземпляра щитомордника, собранные студентами во время полевой практики 1986 года в районе села Рождественка, однако в то время им не придали особого значения. В период с 2016-го по 2020 год новосибирские герпетологи провели полевые исследования в указанной местности и, найдя несколько особей, смогли подтвердить данные о находках тридцатилетней давности, а также обнаружить новое местообитание щитомордника в районе Верхнего Каракана. А третьей и на данный момент самой северной точкой в Новосибирской области стали окрестности деревни Кайлына на реке Иня. Новые находки подвинули известную границу ареала обыкновенного щитомордника в Сибири на сто километров к западу.
Впервые об обитании щитомордников в Новосибирской области стало подлинно известно только в 2003 году, когда во время экспедиции Сибирского экологического центра по изучению хищных птиц обнаружили несколько особей на скалах у реки Бердь. В экспедиции участвовал герпетолог и руководитель Нижегородского общества охраны амфибий и рептилий кандидат биологических наук Марк Валентинович Пестов, который смог идентифицировать найденных на скалах щитомордников. Так был обнаружен новый для Новосибирской области вид позвоночных животных.
Открытые популяции отличались значительной отдаленностью от всех остальных известных точек обнаружения вида в соседних регионах (200—300 километров и больше). Таким образом, река Бердь долгое время считалась очень изолированным местом обитания щитомордника. «Одна из особенностей этой популяции в том, что она не представляет собой единое целое, так как эти змеи приурочены к определенным биотопам — скальным выходам с остепененными каменистыми участками, — рассказывает руководитель исследовательской группы экологической и эволюционной генетики Тюменского государственного университета и старший научный сотрудник Института систематики и экологии животных СО РАН кандидат биологических наук Евгений Петрович Симонов. — Эти биотопы расположены не сплошным массивом вдоль реки, а разрозненно, на разных участках русла. Это обусловило и мозаичную структуру распределения локальных поселений щитомордников.
Меня заинтересовал вопрос миграций этих змей между пригодными местообитаниями, так как от этого зависит жизнеспособность популяции в целом. Если миграция между отдельными поселениями прекратится полностью, то угроза их исчезновения в случае воздействия каких-то неблагоприятных факторов резко возрастает. Чем лучше происходит обмен особями, тем лучше для популяции. Но это палка о двух концах, ведь при возникновении опасной инфекции в одной локальной популяции возрастает вероятность ее ускоренного распространения. Поэтому степень мобильности между поселениями змей требует баланса. В определенных условиях вредно как полное отсутствие миграций, так и слишком активное перемешивание».
Локальные популяции щитомордников уязвимы, так как при значительной удаленности от основного ареала площади пригодных местообитаний малы и разрознены. Соответственно, сохраняется проблема ограниченности путей расселения. Кроме того, негативное влияние на жизнь местных змей может оказывать человеческая деятельность. Добыча полезных ископаемых, сведение леса рядом со скальными массивами, другие изменения ландшафтов прибрежных территорий в результате человеческой деятельности, а также увеличение рекреационной нагрузки — всё это грозит уничтожением естественных биотопов. Поэтому сегодня щитомордники занесены в Красную книгу Новосибирской области как вид, находящийся на границе ареала и занимающий очень ограниченную площадь.
В настоящее время активно исследуется яд щитомордников, в перспективе предполагается его использование в медицине. Он богат различными коагулянтами, на которых можно делать тест-системы, определяющие нарушение свертываемости крови. Также этот яд содержит вещества, обладающие выраженной антимикробной активностью, благодаря чему их возможно использовать как альтернативу антибиотикам. Обычно щитомордники неагрессивны и стараются избегать людей. Яд этого вида змей не представляет смертельной опасности для человека. Как правило, болевые последствия укуса проходят в течение семи дней. Однако многое зависит от индивидуальной реакции организма, яд может вызвать сильную аллергическую реакцию, которая, в свою очередь, может грозить летальным исходом. Так же укусы представляют повышенную опасность для маленьких детей и людей с хроническими заболеваниями.
Расширение карты новых популяций не только дает пространство для новых исследований экологии, происхождения и генетики щитомордников, но имеет и медицинское значение. «Врачам не всегда известно об обитании щитомордников в Новосибирской области. Чаще всего в токсикологические отделения поступают пациенты, укушенные гадюкой. В России производят сыворотку “Антигадюка”, которую, как правило, ставят только в тяжелых случаях. Однако если человек укушен щитомордником, то сыворотка против другого вида змей может лишь ухудшить его состояние и спровоцировать анафилактический шок», — предупредил Евгений Симонов.
13.09.2021
Наука в Сибири
Глеб Сегеда
Оригинал статьи

Ковид, летящий на крыльях ночи

В Новосибирске исследовали первую партию проб, взятых у летучих мышей с просторов России. Цель ученых — выяснить, есть ли у наших рукокрылых коронавирус и опасен ли он для россиян.
Новосибирские ученые проводят масштабное исследование на коронавирус у летучих мышей, обитающих в России. В проекте принимают участие сотрудники Федерального исследовательского центра фундаментальной и трансляционной медицины и Института систематики и экологии животных СО РАН.
Давно известно, что наши мыши болеют бешенством. И даже был случай передачи возбудителя человеку. Задача ученых была собрать пробы материала со слизистых летучих мышей и протестировать на наличие вирусов, в том числе коронавирусов, которые распространены среди рукокрылых Китая.
Первыми изучили мышей, обитающих в Дагестане. Там довольно много колоний, в которых животные живут скученно и могут заражать друг друга. Ученые объехали почти весь регион и отобрали 300 образцов.
 «В первых пробах, которые мы собрали в Дагестане, коронавирусов не выявили. Сейчас закончилась экспедиция по Сибири — Алтаю, Новосибирску, Хакасии, Иркутской области. Сегодня к нам привезли 400 образцов», — сообщил НДН.инфо руководитель исследовательского проекта Александр Шестопалов.
Непосредственно сбором материала по летучим мышам в Сибири занималась группа ученых из Института экологии и систематики животных СО РАН. В городах забор проб проводился у мышей, попавших к людям, залетевших в дома, подъезды и на дачи, а также у детенышей, отбившихся от колонии. В Новосибирске колонии рукокрылых наблюдали вблизи водоемов и в лесной местности. Самый массовый вид летучих мышей — двухцветный кожан  встречается у котлована на Горском жилмассиве, у водоема в районе «Ауры», в микрорайонах Снегири, Шлюз, в Академгородке. В природной среде исследователи забираются в пещеры, где собираются мышиные колонии. В Новосибирской области самая большая пещера — Барсуковская в Маслянинском районе.
«Сбор материала — это, в основном, мазок из ротовой полости. Есть методики выделения из помета и внутренних органов, если мышь умерла. Мы работаем в перчатках, принимаем меры предосторожности, чтобы, в первую очередь, защитить пробы», — рассказал научный сотрудник института Александр Маслов.
Результаты исследования сибирских животных будут известны примерно через месяц. Ранее другая группа исследователей обнаружила иную форму коронавируса у летучих мышей, обитающих в Подмосковье. Опасна ли она для людей, выяснится скоро, после более тщательного изучения. Главная гипотеза появления коронавируса нового типа, который впоследствии вызвал пандемию Covid-19 во всем мире, заключается в том, что вирус из организма летучих мышей передался человеку по цепочке через промежуточное животное, скорее всего, панголина. Предположительно на рынке в китайском городе Ухань, где произошла вспышка вирусной инфекции, в условиях большой скученности животных вирус от летучей мыши передался панголину. В организме этого зверька вирус приспособился к новой среде, немного мутировал и уже в изменившемся и более агрессивном виде перешел к человеку. Дальше началось заражение жителей Уханя, а потом и всего мира. Шестопалов отметил, что сейчас ученые все больше склоняются, что передача вируса произошла напрямую от рукокрылых без участия промежуточного звена. Но в том, что человечество заразили именно летучие мыши, ученые не сомневаются.
«В Китае обследовали почти все колонии мышей. Это было огромное исследование. Мы не можем с ними сравниться ни по объемам, ни по финансированию. У многих выявили вирус, близкий к уханьскому. Возможно, есть патогенный потенциал для человека», — добавил собеседник.
04.11.2020
НДН.ИНФО
Оригинал статьи

От Заполярья до Центральной Азии

Как защититься от диких животных в дикой природе, добраться до обсерватории, которая находится на высоте двух тысяч метров, и справиться со стрессом? «Наука в Сибири» поговорила с сотрудниками сибирских институтов о работе в дальних экспедициях.
В 1940-е годы, когда был создан Институт систематики и экологии животных Сибирского отделения РАН (ранее Биологический институт) в Новосибирске, основной задачей было изучение фауны: насекомых, рыб, птиц, земноводных, пресмыкающихся, млекопитающих. «В институте много специалистов-зоологов, сотрудники большинства лабораторий работают в каких-то отдаленных местах. Есть такие исследователи, которые долго находятся вдали от дома, собирая полевые материалы. Например, наши сотрудники длительное время изучают редких насекомых в заповедниках на Дальнем Востоке (Уссурийском, Зейском). В основном экспедиционные отряды института работают в Сибири, но бывает, что ездят и дальше на север и восток, реже бываем в европейской части страны. Современная биологическая наука изменилась, изучение происходит уже более углубленно с применением современных методов (молекулярно-генетических, морфологических, физиологических и поведенческих), в некоторых лабораториях представлены соответствующие направления. Часть сотрудников работает экспериментально в лабораториях, на стационарах, а часть выезжает в поля и собирает материалы», — поясняет заведующий лабораторией экологии сообществ позвоночных животных ИСиЭЖ СО РАН доктор биологических наук Юрий Нарциссович Литвинов. 
В этой лаборатории сотрудники в основном занимаются териологией (изучением млекопитающих). «В сфере наших интересов почти все виды млекопитающих — и крупные, и мелкие. Мелким мы уделяем больше внимания, потому что они более многочисленны, много видов, обитающих во всех природных зонах, их легче наблюдать и изучать. В то же время они служат очень хорошими индикаторами состояния окружающей среды. Численность и соотношение между разными видами в природе очень важны для экологических оценок при нарушениях. Когда мы рассматриваем какое-нибудь природное нарушение, то сразу замечаем: каких-то видов становится больше, каких-то — меньше», — поясняет Юрий Литвинов.
 Изучая фауну млекопитающих хребта Сайлюгем (Горный Алтай), в 1990 году экспедиция Института систематики и экологии животных обнаружила на высоте свыше двух тысяч метров большие колонии грызунов. Это была полевка Стрельцова, или плоскочерепная полевка (Alticola strelzowi Kastschenko, 1901).
«Очень интересная группа — скальные полевки. Это группа реликтовых видов, оставшихся с плейстоцена. Они сохранились в таких ландшафтах, которые остались после оледенения, когда на остальной территории произошли значительные изменения. Полевки представлены несколькими видами и живут в Северной Азии (обычно в горах, в каменистых россыпях). Мы уже много лет собираем материал по этой группе полевок, сравниваем разные виды и популяции животных между собой. Это делается для того, чтобы проследить, как происходит эволюционная изменчивость в группе. Выявляются морфологические и молекулярно-генетические различия. Полученные данные позволяют строить какие-то прогнозы о будущем того или иного вида. Мы работаем в Казахстане, в Тыве, на Алтае, в Монголии, в Хакасии, в Прибайкалье. На Байкале численность полевок сокращается сильнее. Проблема в том, что обитающая там ольхонская полевка имеет очень маленький ареал. В прошлом и в этом году для восстановления местной популяции мы проводили реинтродукцию — выпускали выращенных в виварии животных на острове Баракчин», — рассказывает ученый.
 «Когда я работал на Таймыре, — вспоминает Юрий Нарциссович, — приходилось весной уезжать, а возвращаться только осенью, то есть находиться там четыре с лишним месяца. Это, наверное, самое долгое пребывание в полях. Жили в основном в палатках. Для нас это нормально. В экспедиции ездят те люди, которые уже привыкли и любят находиться в таких условиях. Конечно, жить в палатке тяжело, особенно когда прохладно и несколько дней идут дожди. Сейчас многие берут с собой газовые плиты, а раньше мы обычно готовили на костре. На севере дров нет, приходится возить их с собой. Еще спасались бензиновыми горелками. Много неудобств доставляют мошка и комары, хотя сейчас очень много средств, но они помогают лишь частично. С одной стороны, это тяжелые условия, с другой — человека они закаляют. Все экспедиционники имеют хорошую физподготовку, могут много ходить пешком». 
До 1990-х годов у института было ведомственное оружие. Естественно, оно использовалось только для научного отстрела (что бывало крайне редко) или подачи звукового сигнала. Медведя можно было отпугнуть просто выстрелом, убить только в крайнем случае. После изменений в законодательстве даже обычная ракетница попадает под запрет.
 Во время экспедиции в Саянах этим летом ученые месяц жили без какой-либо связи. Для того чтобы позвонить, нужно было спускаться к ближайшему населенному пункту и ловить сигнал. Существует инструкция для полевых отрядов, которой все придерживаются. Это простые правила, но их важно соблюдать, чтобы избежать несчастных случаев. По словам ученого, самое главное — не ходить по одному и обязательно сообщать кому-то: куда, зачем и на сколько ты уходишь. «Полевой сезон в этом году у нас не был короче обычного и сейчас уже подходит к концу. Он зависит от финансирования, а не от пандемии. Были препятствия, связанные с закрытием границ, но в целом всё прошло хорошо», — подытоживает Юрий Литвинов. 
Заведующий лабораторией систематики беспозвоночных животных ИСиЭЖ СО РАН доктор биологических наук Анатолий Васильевич Баркалов — фаунист и систематик. 40 лет он занимается изучением мух семейства Syrphidae, или журчалок. Для мух этого семейства характерна мимикрия, когда животные или насекомые без специальных приспособлений для защиты подражают тем, которые могут нанести какой-либо урон с помощью ядовитых зубов, желез или жала. Кроме того, для них характерен полет на одном месте и специфическое жужжание. Почти все они встречаются на растениях с открытыми цветками, где питаются нектаром и/или пыльцой. В Европе уже много лет изучают явление мимикрии у сирфид и установили много интересных морфологических и поведенческих особенностей: некоторые виды даже делают похожее движение брюшком, как пчелы. Есть и такие, которые вообще неразличимы для непрофессионала. «Когда я только начинал изучать это семейство и приехал на Таймыр, увидел и схватил, как я думал, муху, а она меня довольно сильно ужалила. Это была оса», — рассказывает ученый.
Анатолий Баркалов описал новый вид из Средней Азии, собранный еще Петром Петровичем Семёновым-Тян-Шанским (известным русским географом и ботаником XIX века) в 1898 году. Изучив препараты, он понял, что это новый вид, и назвал его Cheilosia semenovi.  Анатолий Васильевич уже много лет работает с родом Cheilosia. До начала его исследований этот род был одним из самых неизученных в семействе. Объяснялось это, прежде всего, его большим объемом (только в Палеарктике род насчитывает более 300 видов) и, возможно, тем, что входящие в этот род виды имеют невзрачную по сравнению с другими яркими представителями семейства окраску. Семейство сирфид очень популярно у европейских энтомологов: как профессионалов, так и любителей. В Европе им плодотворно занимаются около пятидесяти исследователей, тогда как в России всего двое: Анатолий Баркалов и его коллега из Комсомольска-на-Амуре доктор биологических наук Валерий Александрович Мутин. Для сбора материала на территории нашей страны Анатолий Васильевич был на Алтае, на Байкале, в Забайкалье, на Камчатке, в Приморье, на Курилах, Кунашире, Ямале, несколько раз на Таймыре, два раза на Чукотке. «Теперь у меня грант по исследованию двукрылых насекомых высокогорья Центральной Азии и Юга Сибири (РФФИ, № 20-04-00027-а). В этом году мы планировали поехать работать в Таджикистан и Вьетнам, но пандемия внесла коррективы», — добавляет он.
 Сирфид, обитателей Севера Сибири, биологи уже отработали. «Я считаю, что знаю фауну сибирского сектора Арктики примерно на 90 %. Новый грант нацелен на исследование, сравнение и выявление общих черт в фаунах высокогорий Средней Азии, Алтая и Саян. Поскольку за время наших предыдущих исследований мы установили, что все самые интересные (редкие и неизвестные для науки виды) обитают на высокогорьях — не в середине, не у подножья гор, а на самых-самых их верхушках, — наши исследования нацелены именно на эти территории. Голые скалы, ничего не растет, а насекомые есть. Камни — значит жизни нет? Ничего подобного, она есть везде!» — говорит Анатолий Баркалов. Концентрирование насекомых на вершинах европейские ученые называют hilltoping. Самцы парят на самой вершине горы, а самки кормятся у подножья, где есть растительность. Потом они поднимаются наверх, и происходит встреча.
 «Все новые виды, описанные мной, а их более двухсот, — оттуда, с вершин гор. Если не говорить, конечно, про Китай и Непал, где просто никто до нас не работал. Мы с коллегой из Китая (доктор Чен Хин-е) описали 78 новых для науки видов. С другой коллегой из Финляндии (доктор Гунила Столс) подготовили описание еще 35 новых видов из Непала. Я там не был, материал для исследований  предоставили коллеги. Проблема была с придумыванием названий. Я называл виды числами на латыни до десяти, в честь детей, жены, всех перебрал, чтобы хватило. Для меня изучение фауны Китая представляло сплошной сюрприз. Берешь экземпляр — новый вид, второй — тоже», — рассказывает исследователь.
 Анатолий Васильевич только что вернулся из месячной поездки в высокогорья Восточного Саяна. Июль был выбран специально, потому что в высокогорной тундре, как и в зональной, это единственный месяц лета, когда всё старается быстро зацвести и потом так же быстро умирает. «На севере июль — единственный теплый месяц, а вот на юге лето более продолжительное, но я июль всегда захватываю, потому что в это время вылетает больше всего насекомых. Всё сразу цветет, поэтому, кстати, очень удобно там собирать фаунистический материал. Приезжаешь, и за месяц фактически ловишь всё возможное для этого места. Бывает, что-то пропускаешь, тогда приходится в одно и то же место ехать во второй раз, чтобы более репрезентативно охватить всю фауну. Вы когда-нибудь были в тундре? Нет?! О, вы не представляете, что это такое! Это клумбы на сотни метров», — восхищается исследователь.
 В этом году было собрано около 10 000 экземпляров. Пока что рано говорить о том, были ли обнаружены новые виды, — ученый только успел закончить этикетирование собранного материала. Теперь необходимо изучить препараты. «Поспешных выводов я не делаю, но материал точно интересный, потому что в плане изученности это место — белое пятно. Никто никогда до нас там мух не собирал. Были недолго в другом районе Восточного Саяна поляки, даже описали новый вид. Теперь у нас задача — или подтвердить его валидность, или доказать, что этот вид всего лишь сильно изменившаяся форма уже известного из других территорий Сибири. Такие белые пятна мы закрыли уже по всему Северу, кроме Якутии. Осталась тайга Западной Сибири, которой я и хочу посвятить следующий грант», — рассказывает А. Баркалов. Существует множество способов ловли насекомых. По словам Анатолия Баркалова, он чаще всего использует сачок, ловушку Малеза (палаточную ловушку) и желтые тарелки (желтый цвет привлекает насекомых). После того, как образцы собраны, их кладут в банку-морилку с несколькими пропитанными хлороформом резиновыми колечками. Через несколько минут насекомые засыпают. Такая морилка работает два-три часа, после чего колечки следует поменять. В этот же день насекомых накалывают на энтомологические булавки или раскладывают на энтомологические матрасики. Иногда, если пойман очень ценный экземпляр, но он помялся, его расправляют. Ученые всегда стараются собрать как можно больше материала, опасаясь, что не смогут попасть в это место второй раз.
 Пять лет назад, когда биологи работали на мысе Диксон, их навестил белый медведь. «Дело в том, что до нас в избушке жили охотники, которые оставили тушку песца, — она его и заманила. Однажды ночью (на самом деле, на той широте день круглые сутки) слышу шум за окном. Неподалеку были орнитологи из Москвы, думал, это они пришли. Смотрю, а это белый медведь ковыряется. А избушка не закрывается. У меня был охотничий пугач, так называемый сигнал охотника. Мой коллега держал дверь, а я три раза стрелял в медведя. Хорошо, не попал. Тот испугался и уплыл по речке. С одной стороны, было страшно, а с другой — интересно. На Чукотке к нам белухи подплывали. Слышно их фонтаны километра за три, когда они выдыхают. Шли на нерест в июле косяки горбуши, а киты следом за ними зашли в реку. Необычайно грациозные и красивые животные», — вспоминает Анатолий Васильевич.
 На Восточном Саяне в этом июле ночью температура опустилась ниже нуля, и питьевая вода замерзла. «Утром я встал, хотел воды попить, а это лед. А еще сутки шел дождь, река вздулась. У нас в воде стояла бочка, в которой мы хранили мясо (днем было жарко, а вода в реке градусов 4—6, как в холодильнике). К счастью, ко времени дождей мы уже мясо съели, а ведро с салом, помидорами и огурцами унесло течением. Ну, как-то пережили. Случаются такие эпизоды — главное, не паниковать, а принимать жизнь такой, какая она есть, — комментирует ученый фотографии из поездок. — Мне очень нравится эта миниатюризация растений на Севере! Цветы выглядят как специально составленные букеты. Все фото достойны того, чтобы поставить на заставку рабочего стола. А вот мы на самом-самом Севере, на мысе Диксон. Аэропорт находится на острове, а все (кто не уехал) живут на материке. Июль, мы в пуховиках, снег лежит. Как там люди живут? Как-то живут. Везде люди живут».
02.09.2020
Наука в Сибири
Мария Фёдорова, Ангелина Ганжа
Оригинал статьи

Экологи увеличат поголовье краснокнижных уток, которых разводят в Карасукском стационаре

Число белоголовых савок увеличат до 150 особей, чтобы их можно было выпускать в дикую природу
Ученые Института систематики экологии животных (ИСИЭЖ) СО РАН, вместе с новосибирским зоопарком и экологическим центром "Стриж" увеличат разводящееся в стационаре поголовье краснокнижных уток, белоголовых савок, в два с половиной раза, до 150 особей. Таким образом, этих уток можно будет выпускать в дикую природу, сообщил ТАСС руководитель межрегиональной общественной организации "Экологический центр Стриж" Евгений Мурзаханов.
Белоголовая савка является одним из самых редких видов уток на планете. Вид включен в Красную книгу России и международную Красную Книгу. В России в настоящее время встречается не более 500 пар таких уток, значительная часть которых находится на территории Сибири, в Новосибирской области, Томской области и Алтайском крае.
"Савка - реликтовый вид, интересный биологически и экологически. В рамках проекта предусмотрено увеличение числа особей, которых мы у себя в Карасукском стационаре разводим. 50 особей у нас есть сейчас, это маточное поголовье. Мы должны увеличить в два с половиной раза, до 150 особей, их количество, чтобы мы могли ежегодно по несколько десятков заново родившихся уток выпускать в дикую природу", - сказал Мурзаханов.
ИСИЭЖ СО РАН, Новосибирский зоопарк и экоцентр с 2006 года ведут работу по сохранению савок. Ими организовано единственное место в России и мире, где савки содержатся и размножаются в условиях неволи. С 2018 года такие птицы начали выпускаться в дикую природу. Помимо разведения, экологи занимаются мониторингом жизни и состояния уток в условиях дикой природы.
"Другая важная часть проекта - информирование населения о важности этого вида. Потому что все-таки на них активно охотятся. Поэтому важно доносить информацию о них как охотникам, так и молодежи", - отметил Мурзаханов.
Данный проект поддержан фондом президентских грантов. Размер гранта составил почти 5 млн рублей, софинансирование - еще 2 млн рублей. Срок реализации - конецп 2021 года.
27.08.2020
ТАСС
Оригинал статьи

Новосибирский зоопарк выпустил на волю своих питомцев

Немногие новосибирцы знают, что помимо экспозиции в городе, у Новосибирского зоопарка есть экспериментальное хозяйство на базе Карасукского научного стационара, где зоологи занимаются очень важной работой – реинтродукцией (разведением и выпуском в дикую природу) исчезающих видов.
Очередной «выпускной» прошел в Маслянинском районе Новосибирской области. В этом году в природу было отпущено 25 азиатских дикуш – краснокнижных птиц, практически полностью уничтоженных охотниками. Этот уникальный проект был начат еще в 1985 году и считается лучшей среди программ по сохранению редких видов, которые ведут евроазиатские зоопарки. Сибирские зоологи реализуют весь цикл, от выращивания птиц до их адаптации к природным условиям и выпуска в природу. Специалисты выяснили, что выпущенные на волю азиатские дикуши сохраняются в природе в течение годового цикла жизни, а местные жители даже видели птиц с выводком. С 2002 года выпущено уже более 300 птиц.
С 2017 года началась программа по реинтродукции савки – это небольшой утки, которая крайне избирательна в выборе корма и чувствительна к изменениям привычной среды обитания. Ее численность в нашей области стремительно сокращается, так что в экспериментальном хозяйстве зоопарка разработана методика выращивания савок. В 2013 году савки впервые отложили яйца в неволе и успешно вывели птенцов, а спустя четыре года состоялся их успешный выпуск в природу. В 2020 году в Карасукском районе Новосибирской области в естественные условия были выпущены пять птиц. Также Новосибирский зоопарк выпускает в природу глухарей и рябчиков. Руководит проектом совместных исследований Новосибирского зоопарка и института систематики и экологии животных СО РАН кандидат биологических наук Владимир Шило, брат бывшего директора зоопарка Ростислава Шило.
20.08.2020
Московский Комсомолец
Оригинал статьи

Смертельный кусь таракану: ученые выявили хомячков-охотников

Эксперимент доказал, что зверьки могут быть кровожадными, как хищники
Местом неожиданных открытий стал Институт систематики и экологии животных СО РАН. Ученые разбудили у травоядных грызунов охотничий инстинкт. Как это удалось и зачем хомячкам и мышкам убивать, добывая себе корм, узнавал корреспондент КП-Новосибирск.
Для того чтобы понять, в чем эксклюзив открытия сибирских ученых, давайте вернемся на несколько лет назад. Исследователям уже было известно, что среди грызунов есть хищники. К примеру, кузнечиковые хомячки, обитающие от Южной Канады и до Северной Мексики. Они питаются скорпионами, иногда ядовитыми многоножками и даже мелкими грызунами. Новосибирские ученые решили проверить, есть ли охотники среди других видов.
— Да, ранее в желудках мышей и хомячков находили остатки насекомых. Но было непонятно - охотятся ли зверьки или собирают умерших насекомых. Это никто раньше не изучал. Нам стало интересно, будет ли выявлен охотничий инстинкт у травоядных видов грызунов, — рассказал КП-Новосибирск Ян Левенец, кандидат биологических наук, научный сотрудник Института систематики и экологии животных. — В эксперименте приняли участие хомячки, крысы и полевые мыши. Обычно они едят траву, зерна, фрукты и овощи.
Специалисты организовали свидание полевой мышки и рыжих лесных муравьев. Подопытную отправили на «арену» (это такой аквариум для экспериментов) и стали наблюдать. А дальше маленькая серая мышка «озверела». Она почти сразу пошла в атаку и бросилась поедать добычу. Поглощала муравьев целиком, не оставляя даже лапок.
Но не все представители вида захотели охотиться. Были и такие мышки, которые ждали зернышек, предпочитая какое-то время поголодать, чем нападать.
— Это был пилотный эксперимент. Среди полевых мышей инстинкт проявился у большей части. Дальше мы решили проверить серых крыс и хомячков, — говорит исследователь.
Лабораторию превратили в съемочную площадку. Под прицелом видеокамеры — та самая «арена». Туда выпустили по отдельности джунгарского хомячка и хомячка Кэмпбелла. Грызунам сначала дали время освоиться на временой жилплощади, а уже потом подселили к ним новых участников проекта — мраморных тараканов. И начали наблюдать, как в мимимишном пушистике просыпается хищник. Кусь! Хрусь! И от упитанного соседа-усача ничего не осталось.
— Если джунгарские хомячки просто ели жертву, то хомячки Кэмпбелла действовали более изощренно. Они преследовали жертву, захватывали ее в плен, а потом… откусывали насекомому лапки, — объясняет Ян.
Следующая стадия эксперимента — с более дикими участниками, которые обычно не живут с людьми в качестве питомцев. Хомячки Эверсманна и монгольские намного крупнее и агрессивнее домашних. У них острые, как нож, зубки. И бедные тараканы ощутили это на собственной шкуре.
По словам Яна Левенца, ученым удалось разбудить инстинкт охотника у разных грызунов. Так что, если у вас в доме проживает милый джунгарик, то смело можете подкармливать его мраморными тараканами. Только ни в коем случае не ловите корм для хомячков у нечистоплотных соседей.
— Тараканы, которые бегают по квартире, для прикорма не годятся. Лучше покупать специальных в зоомагазине. Хомячкам полезен белок, это для них дополнительный источник энергии. Правда, не всякий зверек проявит интерес к новой пище, но проверить стоит, — резюмируют ученые.
13.08.2020
Комсомольская Правда
Анна ПАШАГИНА
Оригинал статьи